«Разочаровывать, а не очаровывать»

Азамат Рахимов
01/05/16
Так определяет свой метод работы питерская художественная секта «Колдовские художники», бурно и ярко представившая свои работы на выставке в Женеве.
«Колдовские художники», или, как они сами себя часто называют, «КОЛХУи», считают себя художественной сектой, главная цель которой – «не очаровывать, а разочаровывать». Чтобы разобраться в их методе и понять устройство «секты», я встретился сразу с несколькими художниками.

Как и следовало ожидать, Андрей Кагадеев, Николай Копейкин, Николай Васильев появились в одинаковых футболках с строгим портретом Салтыкова-Щедрина на груди и яркими буквами «М Е С-Щ» и своим видом подсказали мне первый вопрос. Вот с такого диалога начался наш разговор:

Я: Почему Михаил Евграфович?

Копейкин: Азамат, вы меня удивляете. Как же вы его узнали?

Я: Так он над школьной доской висел несколько лет.

Копейкин: Вроде у всех висел, а почти никто не узнает (возмущенно разводит руками).

Я: Так почему Салтыков-Щедрин?

Кагадеев (назидательным тоном и воздевая указательный палец к небу): Потому что он – наше все.

Я: А Пушкин?

Кагадеев: Он – тоже наше все, но другое. Салтыков-Щедрин – отец русской сатиры.

Копейкин: Салтыков-Щедрин вписывается в замечательную традицию русской сатиры, где вместе с ним находятся Гоголь, Ильф и Петров, Кукрыниксы, Бидструп. Все они делали одно большое общее дело, и мы, по мере сил своих, занимаемся тем же: искореняем пороки общества, тычем его носом в собственные недостатки.

Я: Все вышеперечисленные люди, безусловно талантливые и гениальные, все же не смогли победить даже основных пороков. Вот, например, Салтыков-Щедрин писал: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют». Или вот еще: «Многие склонны путать два понятия: "Отечество" и "Ваше превосходительство"». И таких едких замечаний много, и они до сих пор актуальны. Вы же понимаете, что заранее обречены на поражение?

Копейкин: Это не значит, что надо перестать бороться. Пускай мы не изменим всех, не изменим жизнь, но на какое-то количество людей мы все же сможем повлиять.
В Женеву «КОЛХУи» приехали основным составом и привезли с собой около трех десятков цинично-саркастичных плакатов, атакующих устойчивые стереотипы, типичные штампы социального мышления и поведения. Чтобы адекватно воспринимать эти плакаты, надо понимать, как работает сатира, иначе вы рискуете уйти с выставки обиженными. Плакатный юмор бьет прямолинейно, в этом его сила, но в этом и слабость, поскольку не каждый зритель готов сделать самостоятельный вывод из увиденного. Хорошая и точная сатира бьет по щекам общественный вкус, постоянно показывая социальные изъяны: ханжество, лицемерие и узколобость. Сатира – это зеркало, в которое совсем неприятно смотреться.

«Мы понимаем, что мир мы не изменим: объекты сатиры – последние, кто воспринимает сатиру на свой счет. Но это же не значит, что надо отказываться от своих задач», – постулирует Андрей Кагадеев.
Буриданов осел. Николай Васильев
В центре зала висел плакат с Мэрилином Мэнсоном и подписью «Je suis Charlie», и я просто не мог обойти его вниманием. «Художник или сатирик имеет абсолютное право на свободу высказывания. Его работы могут вызывать самые разные чувства, в этом суть его искусства. И никто не может ограничивать эту свободу. Если у него плохое чувство юмора или вам не нравится его стиль, не смотрите, не читайте, но не ограничивайте свободу», – уверен Николай Васильев. Кстати, Васильев, по его собственному утверждению, – единственный в мире художник, создающий произведения при помощи цветного скотча. Такая техника называется «тейп-арт» (tape art).

Кто же покупает эти работы? При явно интересном исполнении эти саркастические плакаты все же трудно представить в обычной квартире, не говоря уже о буржуазных домах. «Маргиналы, наверное, покупают», – смеется Копейкин. «Я честно говоря об этом совсем не думаю. Ты же пишешь картину из головы не для того, чтобы кому-то понравится», – добавляет Кагадеев. «Удивляет только, что все они потихоньку расходятся и оседают в частных руках», – задумчиво подмечает Васильев.
«КОЛХУи» возникли на основе другого, более давнего творческого объединения. Группа «НОМ», в свое время находившаяся в питерском андеграунде, а теперь вышедшая на поверхность, составила ядро новой «секты». Название группы расшифровывается как «Неформальное объединение молодежи». С момента ее основания прошло больше трех десятилетий, но главные ее члены все также продолжают заниматься хулиганством, провоцируя публику яркими текстами.

Месяц назад в родном Санкт-Петербурге группа «НОМ» представила свой новый альбом, в котором оказалась только одна песня с обсценной лексикой. Дело необычайное, учитывая характерный стиль группы. Как же так? «Это просто ******. Ну а если серьезно, в последнее время мата стало так много, что он перестал обращать на себя внимание. Многие думают, что матерные слова нужны для эпатажа, но это только у плохих авторов. Любое слово должно ложиться в строку и быть точным по смыслу и стилю. Все должно быть оправдано, иначе получится полный бред». Примечательно, что в состав «НОМа» входит и бас Женевской оперы Дмитрий Тихонов. Его узнаваемый голос и открыл вернисаж выставки в женевской галерее La Ruine. Он же и закроет экспозицию в воскресенье, 1 мая.
Все фотографии © Игорь Хромов
comments powered by HyperComments