"Гудбай, Сталин"

Азамат Рахимов
22/02/2016
Такое название получил цикл показов советского кино, подготовленный Женевским университетом этой весной. Краткий обзор и подкаст на французском языке с составителем программы.
Каждый понедельник в кинотеатре Auditorium Arditi показывают картины Тарковского, Параджанова, Ромма, Рязанова, Муратовой, Калатозова, Норштейна и Климова. Такой приятный подарок любителям большого кино подготовил отдел культуры Женевского университета.

Название цикла – прямая отсылка к фильму «Гудбай, Ленин», действие которого начинается в Берлине незадолго до падения стены. Мать главного героя, убежденная коммунистка, впадает в кому еще при ГДР, а просыпается уже после объединения страны. Опасаясь, что встреча с реальностью станет слишком сильным шоком, сын скрывает правду и воссоздает для нее быт уходящей эпохи. Так, ГДР продолжает жить, но в пределах 79 квадратных метров.

Отсюда и параллель со Сталиным. С середины 1950-х годов соцреализм существует уже только для партийной номенклатуры и конъюнктурщиков, полагает составитель программы показов Марго Террадас. Режиссеры, снимавшие кино после ХХ-го съезда партии, чувствовали себя свободнее и только делали вид, что следуют духу и стилистике соцреализма. Цензура и тотальный контроль не исчезли из советского искусства, просто стало чуть легче дышать. И этих нескольких глотков свежего воздуха хватило, чтобы кинематограф заговорил совсем другим языком.

Карнавальная ночь. Реж. Эльдар Рязанов
«Карнавальная ночь», вышедшая в 1956 году, сразу же становится культовым фильмом. Эльдар Рязанов позволяет себе удивительную по тем временам вольность: стандартные языковые штампы и модели поведения превращаются в объект насмешки. Товарищ Огурцов выглядит откровенным идиотом в своих попытках втиснуть номера праздничной программы в идеологические рамки. Формально Рязанов снимает в стране, где победоносно шествует социалистический реализм, единственно возможная официальная эстетическая концепция. Однако к концу фильма от соцреализма не остается ничего, кроме надолго вошедших в наш язык фраз:
Рязановская ирония стала только началом. Каждый хороший фильм предлагал зрителю сразу два, три, четыре уровня интерпретации. И хотя заветы Компартии оставались неизменными, зрители точно угадывали намеки и аллюзии, легко считывали подтекст. Внешнее соответствие официальной эстетике постепенно стало лишь условной декорацией.

В 1957 году выходит картина Михаила Калатозова «Летят журавли», единственный советский фильм, получивший Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля. Хрущев обозвал главную героиню «шлюхой» и раскритиковал фильм за создание ложных идеалов. Но его ограниченный взгляд на кино никак не сказался на последующей славе фильма: «Летят журавли» до сих пор с успехом идет на ретроспективных показах по всей Европе.

В Женеве фильм встречали бурными аплодисментами. Тут вообще каждый из показов принимают очень тепло, и неважно, будь то «Девять дней одного года», «Андрей Рублев» или «Похождения зубного врача». Зал обычно на три четверти состоит из швейцарцев, для которых все эти фильмы – настоящее открытие. Русскоязычных зрителей мало, так мало, что я могу их всех назвать по именам и сосчитать по пальцам. Почему так? Я не знаю. Надеюсь только, что на оставшихся показах их будет больше. В конце концов, не так часто выпадает шанс увидеть на большом экране великое кино. Половина показов уже прошла, но впереди еще пять картин.
Дальше нас ждет «Начало» Глеба Панфилова с Инной Чуриковой в роли Паши Строгановой, ткачихи, которая вдруг вырывается из привычного бытового и социального круга и становится актрисой. Затем будет показана картина Киры Муратовой «Короткие встречи» с Ниной Руслановой и Владимиром Высоцким: эпоха романтизации геологических экспедиций, разговоры урывками, обиды, ссоры, попытки наладить отношения и песни.

Еще через неделю будет совсем другое кино, иная стилистика, иной язык. «Цвет граната» Сергея Параджанова, полотно о поэтическом мире армянского поэта 18-го века Саят-Нова, – это тоже «советский» кинематограф. Авторы цикла не стали ограничивать себя только игровым кино и посвятили один вечер анимации. «Сказка сказок» Юрия Норштейна, «Стеклянная гармоника» Андрея Хржановского и «Фильм, фильм, фильм» Федора Хитрука будут одинаково интересны взрослым и детям. А завершит серию показов «Зеркало» Андрея Тарковского с Маргаритой Тереховой, Олегом Янковским и Аллой Демидовой. Картина эта смешивает факты, сны, воспоминания и спонтанные образы, стягивая их в единый сюжет.
Входной билет на любой из фильмов цикла стоит 8 франков, что по местным меркам просто удивительно. Но можно еще больше сэкономить: билет на три любых сеанса стоит 18 франков. Все фильмы идут на русском языке с французскими субтитрами.
Зеркало. Реж. Андрей Тарковский
Мое короткое вступление никак не претендует на подробный анализ. Если вам хочется узнать больше, то полистайте вот эту брошюру, подготовленную отделом культуры. Здесь же вы найдете полную программу показов и список литературы, которая поможет лучше разобраться в том, как воспринимают советское кино на Западе.

Подробнее о замысле цикла, его структуре и программе расскажет Марго Террадас, непосредственно занимавшаяся подготовкой показов. Подкаст записан на французском языке.
comments powered by HyperComments